Актуальное, Наше движение, Общество, Политика, Статьи

25 лет правления Лукашенко: итоги подводить рано

Власть, в отличие от оппозиции, кровно заинтересована в экономическом развитии и политической стабильности в стране

10 июля 1994 года директор совхоза «Городец» и депутат Верховного Совета Александр Лукашенко выиграл первые в белорусской истории президентские выборы, набрав во втором туре голосования более 80 процентов голосов. Для молодой белорусской государственности это стало настоящей революцией, сломом существовавшей политической системы. И эта революция, в отличие от многочисленных последующих на постсоветском пространстве, прошла без майданов, беспорядков, насилия. И без кураторов из «Вашингтонского обкома».

Период между августовским путчем 1991 года и президентскими выборами 1994 года был смутным временем рыхлой, импотентной квазипарламентской демократии. В то время, когда рушились политические идеалы и хозяйственные связи, экономика агонизировала, а народ был поставлен на грань выживания, политики занимались говорильней, интригами, перетягиванием полномочий и бесконечными спорами о том, куда идти – на Восток или на Запад. Парламентская демократия, хорошо зарекомендовавшая себя в старых и устоявшихся политических системах вроде шведской, в белорусском постсоветском бардаке оказалась попросту несостоятельной, лишь умножая этот бардак. Поэтому не удивительно, что народ в своей массе в этой демократии разочаровался и проголосовал за харизматичного лидера, который сказал: «Я знаю, как надо, идите за мной», предложив простые и логичные решения наболевших вопросов.

Были ли у страны другие варианты? При определенных раскладах  — да. Основных вариантов было три, по числу основных конкурентов Лукашенко на тех выборов.

Победа Кебича, который на тот момент был фактическим правителем Беларуси, означала бы, скорее всего, некоторую экономическую стабилизацию за счет восстановления связей с Россией, но при этом сама Беларусь напоминала бы ту же Россию времен позднего Ельцина – сильный олигархат, слабая и непопулярная власть. И националисты, щедро подкармливаемые «из-за бугра» и ждущие своего часа, дожидаться которого долго бы не пришлось.

Шушкевич, уже побывший главой государства, зарекомендовал себя, как человек, вообще слабо приспособленный к такой работе, проиграл все, что можно и был отправлен в отставку досрочно. Из первой четверки кандидатов он был самым слабым и победил только в одном из районов Минска. Однако, если бы случилось немыслимое и он стал бы президентом – это лишь добавило бы хаоса, отсрочив развязку на пару лет – вряд ли он продержался бы дольше.

Победа Позняка была бы худшим из вариантов. Радикальный националист, нетерпимый к чужому мнению, интеллигент — идеалист, не имеющий практически никакого управленческого опыта. Постсоветское пространство в начале 90-х видело и таких президентов – Звиад Гамсахурдиа, Абульфаз Эльчибей. И каждый раз их правление заканчивалось катастрофой. Скорее всего, не удалось бы избежать ее и нам.

В то, что Лукашенко удастся продержаться 25 лет, не верил тогда никто. Он выглядел тогда неопытным и неуклюжим, допускал серьезные ошибки. Но стратегический курс на интеграцию с Россией, взятый тогда четко и безо всяких «многовекторых» оговорок сделал свое дело – экономика поднималась, заводы начинали работать, а население уже не тревожила перспектива прихода к власти националистов и оно готово было простить ему многое.

Мое отношение к президенту менялось – от общего воодушевления сменой курса через разочарование неудачными решениями в области экономики и желание большей демократии и прозрачности власти к признанию того, что, пусть власть и не совершенна, но она способна самообучаться и, в отличие от оппозиции, кровно заинтересована в экономическом развитии и политической стабильности в стране. Да и альтернативы, хотя бы равноценной, на данный момент не просматривается.

За 25 лет изменилось многое. Для меня важным индикатором этих изменений стала реакция на недавнюю смерть всесильного некогда «серого кардинала» Заметалина, идеолога Союзного государства и грозы националистов. Точнее, полное отсутствие какой-либо официальной реакции. Строительство Союзного государства, главного проекта раннего Лукашенко, так и застыло на стадии фундамента, а интеграторов вроде Заметалина сменили многовекторные белорусизаторы в вышиванках вроде Макея, Воронецкого и Марзалюка.

Александр Григорьевич остается главой государства и, скорее всего, останется им еще на один пятилетний срок. А любое правление оценивается по его итогам. В нашем случае еще ничего не предопределено. Может случиться так, что лет через 20 в белорусских городах именем Лукашенко будут заслуженно называться проспекты, но может и так, что его будут вспоминать со словами «начал за здравие…». Все в его руках.

Артем Агафонов

Источник 

Статьи автора

Артем Агафонов: Битва за двуязычие
Кто и почему сопротивляется возвращению русскоязычных табличек на столичные улицы?
Артем Агафонов: Парламенту нужны ответственные люди
Из "Гражданского согласия" пытаются изобразить оппозицию и конкурентов Лукашенко, а из Анисим - системного политика с хорошими шансами на второй срок
Артем Агафонов: Партийную систему нужно реанимировать
"Гражданское согласие" выступает за бюджетное финансирование партий
Промо-тур церковного раскола
Кто бы ни стоял за этим, бесцеремонно вмешиваются во внутренние дела Беларуси и действуют в ущерб нашей национальной безопасности и гражданскому миру
Все статьи автора