Актуальное, Наше движение, Общество, Политика, Статьи

Крах либеральной идеи? А как в Беларуси?

Либеральная партия Беларуси оказалась в смысловой ловушке заимствованного иноземного названия тех мутных постсоветских времён, когда растерянному обществу казалось, что слово «либерализм» означает лишь «свобода»

Путин встряхнул сознание многих политиков, заявив в интервью британскому изданию «Файненшэл Таймс» (Financial Times) о крахе идей либерализма. Суть заявления в том, что современная либеральная идея себя изжила, вступив в противоречие с интересами большинства. При этом Путин использовал эпитет «так называемая» либеральная идея. И тут же посыпалось: он не так понимает значение либеральной идеи, то, о чём он говорит, не имеет к либерализму никакого отношения и т.д.

Как и многие, поспешила разобраться: что за чудо-юдо такое подохло по имени «либерализм».

Оказалось, моё понимание либерализма тоже можно считать ошибочным. Потому как, во-первых, либерализм – это отнюдь не свобода, а, во-вторых, под либерализмом можно понимать… всё, что угодно! Например, в США либералами называют представителей «левых» сил, а в Европе – наоборот, либералы – это «правые». Дискуссии на тему «что такое либерализм и либеральные идеи» идут на западе несколько десятилетий. Но происхождение, этимология понятия «либерализм», не афишируется… А это многое объясняет!

Чтобы лишь обозначить относительное большинство версий о происхождении слова «либерализм», Михаилу Калашникову пришлось издать научную монографию.

Итак. Был древнеримский бог Либер, отвечавший за плодородие, виноградарство и, соответственно, виноделие. Аналог Вакха. Про вакханалии слышали? Ну, так вот. Последователи культа Либера, приносившие в жертву козла и участвовавшие в фаллических процессиях и половых оргиях, в определенные дни празднований могли говорить свободно, что хотели. Их-то и звали либертинами.

Нет единого понимания значения латинского слова «либер». Если коротко и без особых пояснений, то «либер» – это: «кора», «луб», «лыко», «испод или внутренняя часть коры молодых деревьев», «книга», «сочинение», «свиток», «рост», «растительность», «растение», «расти», «произрастать из земли», «развиваться», «растущие», «ростки», «поросль», «посевы», «отпрыски», «стебли». А также – «дети». А ещё – «вольноотпущенник» («отпущенник»), то есть «переставший быть рабом по воле хозяина». Вот, видимо, последнее определение и является прородителем понятия либерализм. «Libertinus» – «свобожденник», «рабы, на волю пущенные», поклоняющийся Либеру и Либере и надевающих при этом маски из коры. Либертин было синонимом развратника.

«У каждого либертина был свой патрон, которым становился бывший господин. Патрон покровительствовал либертину, но, с другой стороны, имел в отношении него определенные права. Французский историк П. Гиро писал: “Обязанности вольноотпущенника были выражены в двух словах: reverentia и obsequium, т. е. почтение и повиновение (подчинение чужой воле)”».

Как утверждают оксфордские профессора, кроме участия в развратных оргиях с человеческими жертвоприношениями, «обязанностью либертинов в отношении своих патронов был пассивный гомосексуализм по первому их требованию». Тертуллиан, негодуя по поводу культа Либера (О зрелищах. С. 284), писал: «Эти демоны тесно сплелись друг с другом на общей основе пьянства и похоти».

Такова генеалогия и этимология либерализма.

Теперь к общепринятому современному пониманию либерализма в значении якобы развития свободы, как «история освобождения человека», как «непрерывное движение от несвободы к свободе».

Постсоветские политологи и социологи, умилённые «движением к западным ценностям», рассматривали либерализм как «стадиальный тип цивилизации, рано или поздно приходящий на смену традиционным обществам». Но практически каждый житель постсоветского пространства, хлебнул, как говорится, «по самое не хочу» этого либерализма для бедных.

Либерализм для бедных – это особый тоталитарный системный строй с тоталитарным системным мышлением, в котором каждый абсолютно свободен в крайне ограниченном выборе: можно грабить, можно бухать и неограниченно потреблять развлечения. Свобода от созидательного труда, от семьи, от социальных связей, от развития, образования и самообразования.

Либеральные СМИ – это вовсе не набор свободных мнений, правдивого освещения событий, а чётко отлаженный инструмент продвижения продуманной, срежиссированной информации. Уже не может быть и речи о «незыблемости прав и индивидуальных свобод человека». А развитие либерализма для бедных характеризуется исключительно материальными и количественными категориями.

Либерализм – это инструмент построения глобального общества без границ, в котором должен быть разрушен национальный суверенитет.

«Национальные государства сегодня должны быть готовы отказаться от своего суверенитета» – заявила фрау Меркель на мероприятии «Парламентаризм в условиях глобализации и национального суверенитета». – «Суверенные национальные государства не должны прислушиваться к воле своих граждан».

Под лозунгами либерализма строятся вполне тоталитарные экономические системы. Другими словами, либерализм – инструмент унификации глобальной политики, глобальных социальных институтов.
О неприемлемости всего этого, возможно, и говорил Путин.

Либеральная мысль растворилась и присутствует в программах практических всех партий постсоветского пространства. Однако если «Яблоко» на каждом углу вопиет о своей либеральной исключительности, то партия Жириновского, напротив, дистанцируется от непопулярного либерализма: в телеэфире Владимир Вольфович заявил, что правильно именовать «Легендарно»-демократическая партия.

Жириновский создал Либерально-демократическую партию (ЛДПСС) ещё во времена Советского Союза, в 1989 году. По сути, это была первая оппозиционная КПСС партия. С тех пор и по сей день в риторике Жириновского сквозит открытая неприязнь к коммунистическим движениям. Обыватель, собственно, и воспринимает ЛДПР как антикоммунистическую партию.

На основе белорусского отделения ЛДПСС в 1994 году была создана Либерально-демократическая партия Беларуси, которую возглавил Сергей Гайдукевич. Не нужно быть политологом, чтобы заметить структурную схожесть: что российская, что белорусская партии авторитарны, с чёткой партийной дисциплиной. Важнейший момент: ЛДПБ – крупнейшая белорусская партия.

Если на президентских выборах в России Жириновский «вечно второй», то Сергей Васильевич Гайдукевич – «вечно третий». Трижды Гайдукевич занимал третью строчку на выборах: в 2001, 2006 и 2015 годах.

Однако всё может измениться на ближайших выборах. В ЛДПБ ожидается смена лидера: есть предположение, что партию возглавит сын нынешнего руководителя – Олег Гайдукевич, ныне являющийся заместителем.

А вот у Гайдукевича-младшего есть все шансы одержать победу в президентских выборах. Естественно, при условии неучастия в предвыборной гонке нынешнего президента страны.

В 1994 году белорусские граждане голосовали за Лукашенко, потому что тот, при всём своём относительном косноязычии, был прост и, как ни удивительно, понятен: наведёт порядок, поднимет сельское хозяйство, наполнит опустевшие полки магазинов продуктами, восстановит разваленные производства, вернёт статус русского языка, на котором говорит подавляющее большинство граждан страны, прижмёт расплодившихся националистов, восстановит хозяйственные и политические связи с Россией, создаст единое государство Беларуси и России, и т.д.

И сейчас, спустя 25 лет, у белорусского общества ровно те же запросы на сильного, ответственного и понятного лидера.

Олег Гайдукевич обладает всеми необходимыми качествами и возможностями для того, чтобы стать белорусским президентом. Бывший подполковник МВД, а ныне харизматичный политик, которому не нужно «всё сломать», «перекрутиться», перекрасить флаги, чтобы вдруг всё стало хорошо и все зажили безбедно и счастливо. Гайдукевич – лидер новой формации, чувствующий, знающий и понимающий чаяния простого народа.

Опора на силовой блок, на бизнес, знание реальных проблем общества, налаженные связи с российскими партнёрами – всё это видится залогом поддержки белорусским народом кандидатуры Олега Гайдукевича.

Как и многие граждане страны, буду голосовать за Олега Сергеевича. И мой выбор никак не связан с омертвевшей либеральной идеей. Сужу исключительно по делам и опыту.

Кто-нибудь сейчас может назвать Жириновского либералом? Отнюдь. Это до мозга костей патриот и, скорее, консерватор. Оттого и желает, чтоб партию называли «легендарной». Вот и ЛДПБ уже давно «не про это».

Высказывания Гайдукевича-младшего сводятся к поддержке президентства, к недопущению гражданских потрясений, к оздоровлению гражданского общества, к необходимости всестороннего укрепления государства, к усилению социальной ответственности, поддержке семейных ценностей, к поддержке Союзного государства. Какой уж тут либерализм?

ЛДПБ оказалась в смысловой ловушке заимствованного иноземного названия тех мутных постсоветских времён, когда растерянному обществу казалось, что слово «либерализм» означает лишь «свобода». Понятно, что название партии никто менять не будет. Да и не нужно. Народ выбирает не по названию.

Эльвира Мирсалимова

Источник

Метки: , , , , ,

Статьи автора

Эльвира Мирсалимова: Нужно начинать движение к нормальному единому государству
«Время романтической «независимости» прошло. Сейчас наступило время создания единого мощного государства – другого пути у нас нет!»
Крах либеральной идеи? А как в Беларуси?
Либеральная партия Беларуси оказалась в смысловой ловушке заимствованного иноземного названия тех мутных постсоветских времён, когда растерянному обществу казалось, что слово «либерализм» означает лишь «свобода»
Национализм – шаг к потере суверенитета
Националисты пытаются диктовать свои условия подавляющему большинству белорусских граждан
Брестская крепость: точка сбора Нового Большого Союза
Мы обязаны потратить все свои жизненные ресурсы, чтобы научить наших детей обходиться без нас
Все статьи автора