Агафонов о 27 годах правления Лукашенко

Происходящее напоминает то время, когда сам Лукашенко приходил к власти

10 июля 1994 года Александр Лукашенко был избран президентом Республики Беларусь. 27 лет – это огромный срок. Уже успели повзрослеть те, кто вообще не застал другой власти.

Даже я, проживший всю свою взрослую жизнь в Беларуси, приехал сюда на второй год его правления.

Поначалу я симпатизировал ему. Молодой, резкий, внесистемный, он начал реальную борьбу с криминалитетом «лихих 90-х», остановил принудительную белорусизацию, восстановил связи с Россией, начал реальные шаги по интеграции. В царящем тогда на постсоветском пространстве всеобщем бардаке лукашенковская Беларусь выглядела неплохо и Лукашенко, при всех его авторитарных повадках тогда даже опережал свое время.

Но 27 лет – это слишком много. Та же Россия ушла далеко вперед. Да и белорусское общество совсем не такое, каким оно было 27 лет назад.

Сменилось поколение. Теперь типичный белорус – это не выходец из деревни или горожанин во втором поколении, а урбанизированный городской житель, давно оторвавшийся от сельской среды. У нас более высокий образовательный уровень, другой уровень жизни, другие средства коммуникаций.

Проблема Лукашенко в том, что он создал систему управления, которая реагирует почти исключительно на волю первого лица государства и слабо чувствительна к изменениям, происходящим в обществе. Прошедшие выборы это показали. В программе кандидата Лукашенко не было практически ничего нового, ни одной свежей идеи. А люди, может и готовы были еще терпеть авторитаризм, но хотели дальнейшего развития.

То, что происходит сейчас здорово напоминает то время, когда сам Лукашенко приходил к власти. Смена политических поколений. Молодой и активный Лукашенко сменил забронзовевших постсоветских номенклатурщиков, увлекшихся своим боданием с демшизой и националистами. И те, кто тогда его привел к власти – тоже из поколения молодых и активных.

Сейчас Лукашенко уже сам забронзовел дальше некуда, стареет и делает ошибки, окружил себя дельцами и подхалимами. А новое поколение политиков уже выросло, ему нужны социальные лифты, возможность самореализации и возможность развивать государство в соответствии со своими ценностями и взглядами. И это уже не мальчишки, а серьезные люди лет по 40 — 50 и выше. Разумеется, в ходе смены политических поколений что-то может пойти не так, но она неизбежна и ее сдерживание только ухудшает ситуацию.

Фото: Евгений Ерчак, Коммерсантъ

Похожие материалы

О молодёжной политике в Беларуси
Мнение Артёма Агафонова
25 сентября в 16:00 — круглый стол «Гражданского согласия»
«Из кризиса – в новую политическую реальность» 
Взгляд из Минска: Почему в России не получилось устроить аналог Беломайдана?
В Беларуси партии либо полностью контролируются властью, либо маргинальны
Мирсалимова о выборах в Госдуму РФ: Беларуси такое пока и не снилось
И в России, и в Беларуси есть большой запрос на справедливость, на идеологию, на утраченные идеалы и показатели
Все статьи автора