Очень большой разговор

Статья Артёма Агафонова

«Большой разговор с президентом» оказался очень большим. Он продолжался свыше 8 часов без единого перерыва. Непростое испытание как для самого Лукашенко, так и для присутствовавших и зрителей.

Причину, по которой мероприятие было настолько продолжительным, я понять могу. Президенту хотелось дать убедительный ответ на слухи о его здоровье и продемонстрировать прекрасную форму. Но пресс-конференция – не самое подходящее место для таких рекордов. Получилось довольно сумбурно, затянуто, со множеством повторов. Все сказанное вполне можно было уместить в 2-3 часа. Президентской пресс-службе стоило бы подумать о более лаконичном формате.

Тем было затронуто много, пройдусь только по наиболее значимым для меня.

На первом месте, конечно, конституционная реформа. Мы отказываемся от стремления к нейтралитету, а Всебелорусское собрание становится инструментом для «смены поколений во власти». Нейтралитет – это, конечно, атавизм эпохи Кебича-Шушкевича. Абсолютно не соответствующая ни текущему моменту, ни вообще геополитической логике норма. Ну не может небольшая, небогатая и не обладающая какими-то уникальными ресурсами страна, расположенная между двух военно-политических блоков долго быть нейтральной. Ничем хорошим это не кончится. Да и Союзное государство мы уже двадцать второй год строим. Однако, несмотря на явную оторванность от реалий, этот атавизм пережил два конституционных референдума и мог бы пережить третий.

С транзитом власти все начинает проясняться. Лукашенко прямым текстом объявил, что покинет свой пост очень скоро. Но, по всей видимости, далеко не уйдет, а займет высшую должность во Всебелорусском собрании и будет, помогать, передавать опыт и контролировать новое руководство. Кастинг на роль преемника уже запущен. Понятно, что такой вариант не слишком вяжется с канонами либеральной демократии, но, учитывая глубину политического кризиса, к котором оказалась республика, в подобной страховке на переходный период может быть смысл. В любом случае, пока выводы делать рано, нужно хотя бы почитать окончательный вариант документа.

Вторая важнейшая тема – интеграция. Здесь все двойственно. С одной стороны – заверения в дружбе и слова о том, что все «дорожные карты», кроме газовой, уже согласованы, с другой – принципиальный отказ от создания наднациональных органов и намерение признать российский статус Крыма. Позицию по наднациональным органам понять можно. Это, как ни крути, частичный отказ от контроля за страной. Можно даже сказать, утрата части суверенитета. Но суверенитет ни одной страны не является абсолютным. Все страны входят в различные союзы и международные организации, связаны различными соглашениями, которые ограничивают те или иные суверенные права. Поэтому здесь лучше рассуждать не о суверенитете, а о благе белорусского народа и эффективности союза. Союзное государство предполагает единое экономическое и, отчасти, правовое пространство, единые правила, по которым оно будет функционировать. А единое пространство и единые правила, в свою очередь, предполагает существование единых наднациональных, независимых от местных властей органов, которые будут его регулировать и контролировать. По-другому это просто не работает. И нет в этом никакой угрозы независимости – страны Евросоюза живут так уже несколько десятилетий и проблем с независимостью не имеют.

С Крымом все не так понятно. Слышать такое от какого-нибудь маргинального «антиолигархиста», который ментально остался во временах ельцинской семибанкирщины – это одно. Но, когда глава государства говорит так, будто не видит разницы между бизнес-интересами частного лица и государственной политикой в отношении стратегического союзника – это неправильно. Могу объяснить это тем, что идет торг.

Еще один момент, который мне очень понравился в выступлении Лукашенко – это слова о создании единого информационного пространства. Давно пора. У нас есть ограничения на распространение напечатанной в России литературы, а многие федеральные телеканалы России не включены в список разрешенных для трансляции в Беларуси. Пора бы уже снять эти ограничения.

В заключение, кратко о других запомнившихся моментах.

Воскресенский. Его было много. Даже слишком. Он «заложил голову» за «политзаключенных», участвовал в перепалке с корреспонденткой BBC. Похоже, если в новой Конституции, как это есть в уже опубликованном проекте, будет должность омбудсмена, то уже ясно, кто ее будет занимать.

Иностранцы. В зале присутствовало несколько корреспондентов западных изданий и выглядели они жалко. Вопросы задавали однообразные про нечестные выборы, насилие, пытки, политзаключенных. И раз за разом получали резкий «отлуп» от главы государства. Неужели нельзя было как-то разнообразить тематику, раз ответ был получен?

Украинские телеканалы. Украина может получить свой «Белсат». Закрытые Зеленским украинские телеканалы могут начать вещание с белорусской территории. По крайней мере, об этом было заявлено. Не удивлюсь, если начнет вещать и телеканал на литовском языке.

Артём Агафонов

Источник: belnews.org

Похожие материалы

О молодёжной политике в Беларуси
Мнение Артёма Агафонова
25 сентября в 16:00 — круглый стол «Гражданского согласия»
«Из кризиса – в новую политическую реальность» 
Взгляд из Минска: Почему в России не получилось устроить аналог Беломайдана?
В Беларуси партии либо полностью контролируются властью, либо маргинальны
Мирсалимова о выборах в Госдуму РФ: Беларуси такое пока и не снилось
И в России, и в Беларуси есть большой запрос на справедливость, на идеологию, на утраченные идеалы и показатели
Все статьи автора