Заочные приговоры: мировая практика и Беларусь — Артем Агафонов

Вопросов больше чем ответов

В заочных приговорах в принципе не вижу ничего катастрофического. Эта практика широко применяется в мире, в том числе во вполне благополучных и демократических странах. Вопрос в том, что в нашем случае речь идёт прежде всего не о приговорах маньякам и террористам, а о политических оппонентах власти, которых Интерпол искать отказывается, а власти тех стран, где они находятся, их вину в чем-то противоправном не признают. Соответственно, с выдачей есть серьёзные проблемы, а добровольно политэмигранты сдаваться не поедут.

Возникает вопрос о мерах исполнения вынесенных приговоров на территориях, на которые не распространяется белорусская юрисдикция. Возвращать каждого змагара по методу Протасевича выйдет сильно накладно. Устраивать спецоперации с похищениям и убийствами (могут же и к высшей мере приговорить) — тоже неоправданный риск. Речь идёт не о странах вроде Афганистана, а о странах Евросоюза, чей международный авторитет и влияние повыше белорусского как минимум на порядок. И превращать себя в зону свободной охоты в ЕС не позволят — по-быстрому соберут какой-нибудь не менее заочный, но обладающий гораздо большим влиянием в мире трибунал.

Подобные спецоперации — удел сильных. США могли забомбить Бин Ладена, СССР ликвидировал Бандеру, Россия, как утверждается, Яндарбиева. Такое прощается Израилю в случае с нацистами, активно участвовавшими в холокосте. Просто потому что не находится желающих выступать в их защиту. Но слабым такое не прощается. И защитников у наших змагаров — вся Европа с Америкой.

Председатель оргкомитета общественного объединения «Гражданское согласие» Артем Агафонов

Метки: , ,

Похожие материалы

21 февраля — День родного языка
Родным языком для подавляющего большинства белорусских граждан является русский язык
Телемост «Война и мир в 2024 году»
Экспертный клуб «Гражданского согласия» провел на своем ютуб-канале международный телемост
Все статьи автора