Возвращение к реалиям 2019 года: предтечи и перспективы – Артем Агафонов

Никакого возвращения в 2019 год быть не может

В оппозиционно-политэмигрантском болотце новое бурление. Все обсуждают идею переговоров с властью и перспективу возвращения к реалиям 2019 года в обмен на отказ от претензий на власть. Все это под предлогом того, что «суверенитет важнее демократии». Идея не нова, но раньше ее продвигал в основном Зенон Позняк, на которого мало, кто обращал внимание. К чудачествам Позняка уже все привыкли, да и вообще дедушка старый, ему все равно. Но теперь тема неожиданно стала резонансной. Возмутителем спокойствия стал писатель Артур Клинов, после него отметились многие, включая «круглого столяра» Воскресенского. Пожалуй, прокомментирую и я.

1. Никакого возвращения в 2019 год быть не может. Жизнь, особенно политическая, — это не компьютерная игра, где можно загрузить сохраненку и переиграть проваленный этап. Это принятые решения, полученный опыт, извлеченные уроки и, наконец, пролитая кровь. И Лукашенко прекрасно отдает себе в этом отчет, регулярно повторяя, что не допустит повторения прошлогодних событий. Пора бы уже и оппозиционерам признать тот факт, что история не знает сослагательного наклонения.

2. «Суверенитет важнее демократии» — это подмена понятий. В эпоху глобализации в мире нет абсолютно суверенных государств. И то, что предлагают прозападные оппозиционеры – это потеря государственной субъектности и превращение Беларуси в «бастион против российского неоимпериализма», еще большая утрата реального суверенитета, но под бесконечную болтовню о его укреплении. По сути, это смена сюзерена на гораздо худших и болезненных для экономики условиях.

3. Расчеты на то, что Лукашенко может пойти переговоры, стремясь восстановить многовекторность внешней политики не лишены логики, однако, повторюсь, Александр Григорьевич извлек уроки из прошлогодних событий. И главный из этих уроков – не доверять Западу.

4. То, что подобный тезис вообще стал активно и всерьез обсуждаться оппозицией– признак того, что многие в ней осознали и приняли тупиковость ситуации, в которую попали. Пока у политэмиграции есть четыре пути. Первый – призывать к активным противоправным действиям – бунтам, терактам и т.д. Это приведет лишь к очередному ужесточению репрессий, под которые госпропаганда получит готовое обоснование, а остатки тех, кто способен на активный протест попадут под этот каток. Второй – призывать к санкциям и пытаться удушить режим экономически. Как видим, особой угрозы для устойчивости режима санкции не представляют, зато на них можно списать все экономические проблемы, настроив общественное мнение против тех, кто их продвигает. Да и новая статья в УК не на пользу такой тактике. Третий путь – это консервация статус-кво и превращение в еще одну «Раду БНР» взамен имеющейся изрядно обветшалой. В принципе, многие в оппозиции были бы не против, вот только готовы ли западные покровители их содержать бесконечно. И, наконец, четвертый – это переговоры. Но этого не хотят ни сторонники оппозиции в Беларуси, которые тут же решат, что их предали ни власти, которым оппозиционеры просто не могут ничего предложить.

5. Попытка Клинова вслед за Позняком свалить вину за события 2020 года на Кремль – это чистая русофобия и попытка свалить все с больной головы на здоровую. Попытка абсолютно примитивная и не выдерживающая никакой критики. Вспомните хотя бы кадровый состав оппозиционной верхушки и на кого эта верхушка десятилетиями работала.

Метки: ,

Похожие материалы

Почему Армения не объявила мобилизацию и военное положение?
Интервью заместителя председателя Партии реформистов (Армения) Натальи Сагиян
Мирсалимова: Каким должен быть союзник
Монголия и Тува первыми поддержали СССР 22 июня 1941 года
Русофобия и коллективный Запад
Долгие годы все антироссийские действия сходили с рук странам коллективного Запада
Агафонов: Запад, стоящий за Украиной, уже проиграл
Что это будет означать для Беларуси
Все статьи автора