День «вторжения» наступил, наступления не случилось — Агафонов

Возможности дальнейшей эскалации исчерпаны.

День «вторжения» наступил, а танковые клинья так и не пошли маршем через полесские болота и радиоактивные чернобыльские леса. И не пойдут. Лично я это понимал с самого начала, хотя многие здорово перенервничали.

Если говорить о Белоруссии, то против нас устроили такую же информационную атаку, какую устраивают каждый раз, когда тут начинаются совместные с Россией учения на белорусской территории. Разве что, если раньше главным элементом этой атаки была игра на националистических чувствах и страхе потери суверенитета, то теперь сыграли на страхе перед большой войной. Получилось немногим более убедительно хотя бы потому, что Лукашенко тоже в последнее время активно использует этот же страх, но уже в рамках своей тактики. Но, учитывая регулярность таких информационных атак с привязкой к учениям, эффективность была небольшой. У людей попросту выработался иммунитет против них.

Еще одно отличие – в том, что информационная атака против Белоруссии в этот раз была частью гораздо более масштабной информационной атаки против России, к которой подключили даже президента Байдена, лично озвучившего дату предполагаемого вторжения. Кстати, пострадала от этой атаки, в первую очередь, не Россия или Белоруссия, а Украина, которая на волне предвоенной истерии испытала весьма болезненное бегство капитала.

Теперь понятно, что возможности дальнейшей эскалации исчерпаны. Конечно, можно устроить какую-нибудь провокацию, но это уже риск неуправляемого разрастания конфликта, а оно никому не нужно. Дальше будет деэскалация и формирование новой военно-политической конфигурации в регионе.

Вообще, происходящее производит впечатление драматичного, красиво разыгранного «договорняка». Не зря же в Москве в последнее время разве что пробки из лимузинов иностранных глав государств и высокопоставленных чиновников не собираются. Теперь, после завершающейся уже информационной войны, вполне возможно перемирие, которое более-менее устроит все стороны, включая Украину (правда, она это вряд ли скоро осознает и не факт, что сможет воспользоваться преимуществами).

Байден накануне выборов и после унизительного бегства из Афганистана, предстанет в роли человека, предотвратившего мировую войну. CNN, Bloomberg и богатый инструментарий «постправды» ему в этом активно поможет. Россия признает ЛДНР. После голосования в Думе это уже вопрос времени. Причем, довольно короткого. Откатить назад и отказаться от признания было бы репутационной потерей для Путина. К тому же, массовое голосование за признание «Единой России» невозможно без сигнала с самого верха. В самой России это будет воспринято как победа Путина и создаст еще одну волну патриотических настроений. Соловьев и Скабеева помогут. Реакция Запада на это признание будет не слишком резкой и скорее словесной. Про выгоду для ЛДНР можно не говорить – признание со стороны России дают им хоть какую-то уверенность в завтрашнем дне.

Что касается Украины – то для нее потеря Донбасса будет скорее благом. Донбасс для нее уже является «отрезанным ломтем» — разрушенное хозяйство, восстановление которого хилая украинская экономика попросту не потянет и абсолютно нелояльное население, которое, в лучшем случае поголовно голосовать за оппозицию, а в худшем (и более вероятном) – развернет масштабную городскую герилью против украинских властей. В случае признания со стороны России ЛДНР для нее станет чем-то вроде «Кресов усходних» для поляков – вызывать фантомные боли, возбуждать националистов, формировать антироссийские настроения, но не более. Пойти их отвоевывать никто в здравом уме предлагать не будет. От того, что вопрос Донбасса покинет внутриполитическую повестку Украины, она только выиграет. Будет больше заниматься своими внутренними делами, станет более привлекательной для инвесторов.

Увы, если рассматривать долгосрочную перспективу, подобный «договорняк» даже более выгоден для Украины, чем для России. Украина получит перемирие, будет активно вооружаться Западом и культивировать антироссийские и антирусские настроения. Как гражданина и жителя Белоруссии, меня это особенно беспокоит. Против России у нее серьезных инструментов нет, а белорусские националисты-русофобы всегда тесно сотрудничали с украинскими единомышленниками и в случае политического кризиса в Белоруссии Украина способна создать нам немало проблем.

Что касается России – то она закрепляет в сфере своего влияния небольшую дружественную территорию, но при этом надолго теряет влияние на остальной части Украины, из которой будут ударными темпами формировать «Антироссию». Не такой уж выгодный обмен.

Председатель оргкомитета Республиканского общественного объединения «Гражданское согласие» Артем Агафонов

Метки: , , , ,

Похожие материалы

Почему Армения не объявила мобилизацию и военное положение?
Интервью заместителя председателя Партии реформистов (Армения) Натальи Сагиян
Мирсалимова: Каким должен быть союзник
Монголия и Тува первыми поддержали СССР 22 июня 1941 года
Русофобия и коллективный Запад
Долгие годы все антироссийские действия сходили с рук странам коллективного Запада
Агафонов: Запад, стоящий за Украиной, уже проиграл
Что это будет означать для Беларуси
Все статьи автора