Охота на ведьм в Литве. Новой мишенью могут оказаться змагары

Интересно, как будет «А нас-то за шо?» по-литовски?

Интересно, как будет «А нас-то за шо?» по-литовски? Наши прибалтийские соседи, вводя свои дискриминационные правила против российских и белорусских граждан, искренне возмущаются, когда им в ответ платят абсолютно той же монетой.

С интервалом в полтора часа в новостной ленте сегодня утром увидел два сообщения. Сначала – о том, что за последние полгода отказ во въезде в Литовскую республику получили 800 белорусов и 150 россиян, которые, по мнению местных властей, угрожали безопасности этого прибалтийского государства. Об этом заявила глава Департамента миграции Литвы Эвелина Гудзинскайте.

Чуть позже появилась уже информация от представителя Департамента госбезопасности Литвы Аурелии Верницкайте. Чиновница литовской спецслужбы предупредила сограждан об «агрессивной белорусской разведке» на границе. По ее словам, белорусские разведчики в пунктах пропуска опрашивают литовцев, которые едут в Белоруссию, интересуются их взглядами, личной жизнью, работой, просматривают гаджеты. Особенно ее возмутили случаи, когда во въезде отказывали тем, кто говорил, что поддерживает Украину и осуждает «российскую военную агрессию», и говорили им, что разрешат въехать, если они согласятся сотрудничать с белорусскими спецслужбами.

Какое вероломство диктаторского режима! Ни в чем не повинным литовцам не дают посетить Белоруссию лишь за то, что они поддерживают киевский режим! Но кто тогда те 800 белорусов и 150 россиян, которым отказали во въезде в Литву? Не Литва ли первой, еще в прошлом году, ввела анкетирование на границе для приезжающих туда белорусов и россиян, где среди вопросов анкеты было отношение к войне на Украине и территориальной принадлежности Крыма? Такая анкета, кстати, очень удобный инструмент для того же литовского Департамента госбезопасности. Даже если ответы на неудобные вопросы будут политически корректными, у спецслужбы всегда могут появиться сомнения в их искренности, которые могут быть сняты в обмен на сотрудничество. Сколько белорусских и российских граждан были завербованы таким способом – остается только догадываться.

И вот теперь, когда, спустя полгода, белорусы ответили на это зеркально, мадам Верницкайте изволила возмутиться. Если демократическая европейская Литва запрещает въезд инакомыслящим и занимается вербовкой агентуры на границе – это защита национальных интересов. Если ей тем же отвечает Белоруссия – это уже диктатура, произвол и нарушение прав. Такие вот европейские и НАТОвские стандарты. Как обычно, двойные.

Но, даже, если вы – искренний евроориентированный белорусский змагар, «вырвавшийся в Литву из лап лукашенковского режима» – это не гарантирует вам беспроблемную жизнь там. Еще одна новость сегодняшней информационной повестки – слова главы Комитета Сейма по национальной безопасности и обороны Лауринаса Кащюнаса, который в числе угроз этой самой безопасности назвал прибывающих из Белоруссии приверженцев идеологии литвинизма.

Тут стоит рассказать о том, что это за идеология. Дело в том, что это – один из краеугольных камней всего белорусского национализма, и ее приверженцами в той или иной степени являются практически все понаехавшие за последние три года в Литву змагары. Без отсылок к богатой и героической национальной истории никакую националистическую идеологию не построишь. Если таковой истории нет или она противоречит установкам идеологов – ее нужно придумать или позаимствовать у соседей. Именно так и появились мифы о «великих белорусских героях» Калиновском и Костюшко, «древнем белорусском государстве» – Великом княжестве Литовском и Вильне – исторической белорусской столице.

Эта, неприемлемая для литовской государственности точка зрения до сих пор не изжита и в официальной историографии Белоруссии, а в оппозиционной среде она доминирует абсолютно. Немалое количество белорусских националистов, не желая иметь в названии своего народа корень «рус», называет белорусов «литвинами», считают, что литовцы «украли» у них и название, и герб. По их мнению, литовцы должны называться «жмудинами», иметь герб с медведем и столицу в Каунасе.

Реакцию самих литовцев на подобное предугадать несложно. Не один змагарский нос был сломан в потасовках, вызванных тем, что, как правило, нетрезвые белорусские гости, закутавшиеся в бчб-флаги начинали выкрикивать «Вильня наша!». Пока заезжих змагаров было относительно немного, государство могло себе позволить закрывать на это глаза. Теперь же, по официальным данным, только вид на жительство в Литве получили уже 55 тысяч белорусов. Если к этой цифре добавить тех, кто живет там по гуманитарной, рабочей или образовательной визе, вполне можно говорить и о стотысячной белорусской диаспоре, преимущественно националистически настроенной.

Для Литвы, население которой составляет менее 3 миллионов, это очень много. Поэтому понаехавшим змагарам – «литвинам» не стоит удивляться, если следующей мишенью для литовской «охоты на ведьм» станут именно они. Тем более, что, в отличие от сотен россиян и пророссийских белорусов, которым отказали во въезде, десятки тысяч белорусских националистов, не признающих литовскую историю и подвергающих сомнению права Литвы на ее столицу, действительно являются проблемой для национальной безопасности Литвы.

Артем Агафонов, Политнавигатор

Похожие материалы

21 февраля — День родного языка
Родным языком для подавляющего большинства белорусских граждан является русский язык
Телемост «Война и мир в 2024 году»
Экспертный клуб «Гражданского согласия» провел на своем ютуб-канале международный телемост
Все статьи автора