Агафонов: В 2020 году белорусская деревня не дала человеческого ресурса для мятежа

Проводим параллели между белорусскими протестами, украинским Майданом и казахтанским мятежом

Во время собрания патриотических сил в офисе «Гражданского согласия» председатель оргкомитета движения «Родина» Петр Шапко заявил, что главное отличие событий 2020 года в Беларуси от украинского мятежа 2014 и казахстанского 2022 годов — это решимость президента и лояльность силовиков.

На самом деле, у экс-президента Украины Виктора Януковича с лояльностью силовиков особых проблем не было, но были проблемы с решимостью. У казахского лидера Касым-Жомарта Токаева — наоборот. Но давайте вспомним недавнюю историю. После первых трех дней столкновений наступила пауза.

Власть начала выпускать задержанных из тюрем, силовики с улиц практически исчезли, зато их заполнили протестующие. В воскресенье 16 августа в один день с разницей в несколько часов прошли относительно небольшой провластный митинг с участием Лукашенко (впервые за многие годы) на площади Независимости перед Домом Правительства и гигантский митинг оппозиции, заполнивший эту площадь целиком и часть прилегающих улиц. Это наглядно продемонстрировало то, что был момент, когда инициатива была на стороне протестующих. В этот момент на их сторону начали переходить часть чиновников. Латушко — пример самый известный, но далеко не единственный. Про переобувшихся потом ещё много разговоров. Силовики сохранили лояльность, по крайней мере, публично нелояльности не демонстрировали. Однако серия громких отставок, последовавших позже в этих кругах, свидетельствует о том, что не все было гладко.

В этот момент сложилось равновесие. Места заключения были переполнены и дальше пополнять их протестующими было просто невозможно, а раскатывать стотысячные митинги танками решимости, к счастью, не было. Оппозиция контролировала улицу, однако не имела возможности перейти к эскалации. Для этого у неё не было подходящего человеческого ресурса. А в Украине и Казахстане такой ресурс нашёлся в изобилии.

Движущей силой белорусских протестов 2020 года была благополучная городская молодёжь, хипстеры, айтишники и креаклы. У этих людей есть достаточно оснований быть недовольными властью, и они воспользовались возможностью продемонстрировать это ей. Но в реальный замес с пулями и большим количеством трупов эти люди за редким исключением не пойдут. Им есть, что терять и проще не рисковать жизнью, штурмуя Дом Правительства, а сделать ноги из страны, если для них все станет совсем плохо. Что многие из них впоследствии и сделали. В Украине и Казахстане Движущей силой беспорядков стала малообеспеченная и малообразованная сельская или глубоко провинциальная молодёжь, при этом достаточно многочисленная, радикальная и агрессивная. Этим людям особо нечего терять, ими легко манипулировать и использовать в качестве пушечного мяса.

В Беларуси такого слоя просто нет. У нас сельская молодёжь малочисленна и политически не активна. Наиболее пассионарные её представители отправляются в города или на заработки в Россию и Польшу. Да и вообще, белорусские село и глубинка практически не подвержены русофобии и достаточно лояльны власти.

Парадоксально, но судьбу белорусских протестов решил не только Минск, но и белорусская деревня. А после того, как оппозиция показала, что не способна радикализовать протесты и власть в этом убедилась, подавление протестов было делом техники и времени.

Председатель общественного объединения «Гражданское согласие» Артем Агафонов

Метки: , , ,

Похожие материалы

Почему Армения не объявила мобилизацию и военное положение?
Интервью заместителя председателя Партии реформистов (Армения) Натальи Сагиян
Мирсалимова: Каким должен быть союзник
Монголия и Тува первыми поддержали СССР 22 июня 1941 года
Русофобия и коллективный Запад
Долгие годы все антироссийские действия сходили с рук странам коллективного Запада
Агафонов: Запад, стоящий за Украиной, уже проиграл
Что это будет означать для Беларуси
Все статьи автора